2017-02-25 Дочь

25 февраля 2017 года в воскресной школе Спасского храма г. Уфы состоялась пятая встреча киноклуба.

Мы посмотрели и обсудили фильм «Дочь» (2012) режиссеров Александра Касаткина и Натальи Назаровой.

Это притча об отношениях человека и Бога, который является Отцом и Творцом.

Жесткое начало неумолимо заставляет задуматься над непростыми вопросами: почему произошла очередная трагедия, кто виноват в этом, каковы мотивы у преступника, кто он.

Детективная составляющая погружает в психологическое расследование внутренних, глубинных причин нестроения земного бытия.

В центре внимания отношения «отцов» и «детей». Мы видим разные «плоды воспитания»: одинокая, пьющая мать бьет своего малолетнего сына за вранье, курение, мелкое воровство; 16-летняя дочь представляет, как она «из жалости отпинала ногами» гулящую мать; дочь маньяка внушает братишке: «Наш папа – самый лучший!»; сын священника говорит об отце: «Он настоящий». Роль родителей в мироощущении своих детей – одна из сильнейших линий в фильме.

Семья для ребенка как крепость от внешнего мира, как носительница ценностей и смыслов разрушена: «Зачем жить?! Я не хочу! Я же сюда не просилась!.. Жизнь – такая фигня!.. Это просто капец, когда человека никто не любит!» Уже в 16 лет тоска, разочарование, цинизм, пороки, ощущение бессмысленности бытия. Проблемы «детей» – это проблемы «отцов» в миниатюре, это тот же онтологический вопль поиска смысла, только с иными очертаниями.

На что же опереться человеку? Как выстоять под ударами судьбы? Экзистенциальные проблемы вынуждают вспомнить об Отце Небесном. Герои фильма задумываются над главными вопросами: «Бог есть? Только честно?»; «Зачем жить?»; «Ты меня любишь?»; «А Бог какой?»; «Почему Бог такое допускает?»; «Почему самоубийц не отпевают?»; «Что вы будете делать, если к вам придет человек и скажет, что он убивает других?»; «Ты можешь отцу поверить?! – А ты мне?»

Оказывается, что исступленная родительская любовь по отношению к своему ребенку может привести к череде преступлений, хрупкая юношеская любовь может разбиться о рифы житейского моря… И только Бог любит всех своих сынов и дочерей, ждет с распростертыми объятьями их покаянного возгласа: «Отче наш…». А любовь человека к Небесному Отцу постоянно испытывается: «Бог добрый, но Он не сентиментален. Иногда Его доброта выглядит как жестокость. Он может ударить». Вот тогда происходит испытание нашей веры и любви: «Он меня не ударил – Он меня убил!!!» И отворачиваемся, отпадаем, мучаемся. Страшное ощущение богооставленности и покинутости! Возвращение же преображенной страданиями души происходит в момент обретения истины, когда всего себя, без остатка, человек готов отдать в волю Божию ради спасения другого.

Кульминационным является момент разговора двух отцов. Мы содрогаемся от крика израненной души одного («Живете и не видите, что творится: грязь кругом, разврат, всё загадили, души загадили, всё отравлено, а дети дышат этим воздухом! А вы стоИте и смотрите, а я не могу на это больше смотреть!!!»), а другой с состраданием положит руку на плечо убийце своей дочери, станет заступником для детей-сирот маньяка. Происходит столкновение «правды чистильщика этого мира» и правды Божией, носителем которой является священник.

Кто имеет право судить? «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете…» (Лк. 6:37). Борьба с внешним злом порождает новое зло: «жалость» к пьяненьким девочкам выливается в их физическое уничтожение «одним ударом по голове», черная месть забивает долго и мучительно беззащитную жертву, самосуд окружающих направлен на неповинных детей. Но как трудно признаться самому себе, что зло находится внутри тебя! «Это ты во всём виновата!» — тупиковый путь. Нам следует видеть свои грехи, осуждать их в себе, учиться просить прощения и прощать других.

Тема вины и покаяния – одна из важнейших в картине. Мы видим, как убийца бежит в храм на исповедь, но не слышим его слов. Мы вздрагиваем от рыданий священника, который должен теперь выбирать между жгучей болью и состраданием, милостью к «падшему творению Божиему», между тайной исповеди и необходимостью предать маньяка в руки правосудия. «Исповедуется» следователь, его душа кричит: «Одного поймал – другой появился! Потом третий! Потом четвертый! Они же вечные!!! Это так Христос повелевает?!»

Примечателен разговор влюбленных об исповеди (за прямым проступает глубинный смысл):
— Отец мне всё разрешает. Он, когда священником стал, я не знал, как это принимать. Я, когда к нему на исповедь прихожу, я как отца его вообще не воспринимаю. Он… и в то же время не он. Это не объяснишь словами.
— Я понимаю. А ты папе своему всё можешь рассказать? …И не боишься?!
— Ну, да. На исповеди… Бог всё равно всё видит.
Ведь это наши отношения с Отцом Небесным: данная нам свобода выбора, страх и ужас от нашего постоянного падения, вера в милосердие Бога, радость от присутствия благодати в очищенной покаянием и преображенной таинством Евхаристии душе.

Создатели фильма показывают, что ношение креста, писание икон, вообще, нахождение в церковной ограде не «гарантируют рай», если человек не победил зверя в себе, не сделал осознанный выбор в пользу Света и Добра. А люди, ищущие правду, истину, приближаются к Богу. Символично, что одни бегут, чтобы догнать и растерзать невинную жертву, другие – чтобы спастись, а священник с сыном – чтобы спасти. Как напоминает нашу жизнь, где мы все стремительно несемся, только вот с кем и зачем?!

Открытый финал дает надежду: крепкое отцовское объятие и напутствие сыну всей своей жизнью укрепляют его в желании посвятить себя служению людям; бескорыстное добро неожиданно возвращается. На сотню тех, кто уже поднял камни, чтобы тебя забить, может найтись один человек, который не побоится выступить против них и за тебя. И ради этого стОит жить.

Концовка символична: сын отправляется в свободное плавание по житейским волнам; дочь вступает на берег, обретает семью; многодетная мать ведет своих детей к дому; а духовный отец помогает всем приблизиться к Отцу Небесному.

История получилась сложная и неоднозначная, как сама жизнь. О том, как человек трудно обретает веру, как он падает и снова поднимается, чтобы стать ещё сильнее. И о том, что настоящая любовь способна победить отчуждение и перевесить жестокость окружающих, давая надежду.

Как же удалось создать такой глубокий фильм в условиях мизерного бюджета (700 тысяч), снять за 28 дней, бесплатно привлечь людей для участия в массовке, «поймать» идеальную погоду? Секрет в том, что картина снималась по благословению. Это во многом помогло сохранить мир и творческую радость на площадке.

Крепкая цельная драматургия Натальи Назаровой, блестяще проделанная режиссерская работа (великолепная постановка мизансцен), потрясающий взгляд оператора Андрея Найденова, атмосферная музыка Александра Маноцкова и, конечно, игра актеров, держащая зрителя в постоянном ожидании, напряжении, заставляющая сопереживать, – достоинства «Дочери». Фильм не отпускает ни на минуту, захватывает эмоционально, правдиво изображая поток жизни, что является прекрасным примером достоверности на экране, убедительности на грани документалистики.

Вообще, вся картина выдержана максимально естественно: минимум света и грима, никаких декораций. Никакой игры, а проживание предлагаемых обстоятельств. Так, следователя Бахметьева сыграл настоящий полковник милиции, работавший в московском уголовном розыске.

Хотя в фильме играет много начинающих актеров и даже дебютантов, однако именно актерская игра была отмечена многими как одна из самых сильных сторон «Дочери». Конечно, всё зависело от главной героини (Марии Смольниковой): есть сцены, которые просто за душу берут. Можно сказать, что это выдающаяся актерская работа. И все остальные актеры какой-то свет принесли с собой.

На роль священника нужен был человек с очень яркой индивидуальностью, с глубоким, ясным, честным пониманием того, что такое вера, человек, хотя и совершающий ошибки, но обостренно чувствующий жизнь. С поставленной задачей прекрасно справился Владимир Мишуков. Он настолько глубоко погрузился в предлагаемые обстоятельства, что в первый съемочный день, когда в облачении стоял около храма, к нему подошла женщина за благословением. В «Дочери» священник – живой, мучающийся, страдающий человек, не знающий готовых ответов, но ищущий и думающий, возрастающий до «любви к врагам».

…Путь человека к Богу – это каждодневное следование Его заповедям, потому что мы всю жизнь учимся любить Отца через сострадание, принятие другого, кем бы он ни был, ведь все мы сотворены по образу и подобию Божию, все мы Его любимые чада.

Посмотрите «Дочь», чтобы и ваше сердце размягчилось, отозвалось на Божий призыв о милосердии, любви к «ближним» и «дальним».

Музыкальная слайд-презентация: фотоотчет, основные моменты фильма.

Дорогие друзья!

Киноклуб «Спасский» приглашает на свои встречи.

Мы размышляем об отношениях, обсуждая фильмы…

Анализируем кинофильмы, оцениваем поступки героев и авторский замысел с духовно-нравственных позиций, с точки зрения традиционных ценностей.

Юлия Апроду

 <<Пред. встреча
«Изменяющий время»
След. встреча>>
«Ушпизин»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
25 × 15 =